Боль за Мир - Форум

OCZR

Відкритий сайт громадських екологічних організацій Запорізької області. Діє з 2007 року на волонтерських засадах.
[ Нові повідомлення · Учасники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Глубинная экология » Глубинная экология » Боль за Мир (Нужна ли боль? Глубинная экология. Тема 3)
Боль за Мир
NPOДата: Неділя, 21.09.2008, 14:29 | Повідомлення # 1
Admin
Група: Администраторы
Повідомлень: 136
Нагороди: 1
Репутація: 2
Статус: Offline
Я публикую здесь отрывки из книги Джоанны Мейси и Молли Янг Браун "Возвращение к жизни: система упражнений для восстановления с жизнью и миром". Размещение этих текстов в формате форума предусматривает возможность продуктивного диалога между пользователями нашего сайта.

БОЛЬ ЗА МИР
Репортажи новостей и окружающая нас жизнь оглушают нас сигналами бедствия - о безработице и бездомных семьях, о ядовитых отходах и о свирепствующем где-то голоде, о продаже оружия, войнах и подготовке к ним. Они вызывают у нас страх, гнев, скорбь. И хотя мы и не всегда демонстрируем свои чувства другим, однако в силу нашей человеческой природы мы не можем их не разделять.
Сохранять ясное сознание в нашем мире - это значит, осознавать массовые страдания и беспрецедентную угрозу существованию. Даже сами слова «страх, гнев, скорбь» не могут адекватно передать чувства, которые мы испытываем, ибо эти слова обозначают эмоции, издревле знакомые нам как виду. Чувства, которые одолевают нас сегодня, не могут отождествляться с древним ужасом перед смертью, «сердечной болью и тысячью тех природных болячек, которые наследует наша плоть». Источником их является не озабоченность личными проблемами, а понимание коллективного характера страданий - переживание за будущее видов, за наследие предков, за нерожденные поколения, за живое тело Земли.
То, чем мы занимаемся, сродни первичному значению со-страдания;
«страдание вместе с...». Мы мучительно переживаем из-за того огромного целого, частью которого мы являемся. Это и есть та самая боль за мир, которая проявляется в каждом из нас.
Никто не свободен от этой боли, так же как никто не может существовать независимо и сам по себе в безвоздушном пространстве. Эта боль естественна, как пища и воздух, которые поддерживают в нас жизнь и позволяют оставаться людьми. Она неотделима от потоков энергии, материи и информации, протекающих через нас и обеспечивающих наш статус открытых взаимосвязанных систем. Мы не изолированы от мира, а являемся его компонентами, как клетки тела. И, когда тело травмировано, мы тоже ощущаем эти травмы. Когда тело слабеет и поддается болезни, мы чувствуем эту боль, независимо от того, обращаем мы на это внимание или нет.
Боль - это цена, которую приходится платить за сохранение сознания в мире, полном страданий. Это не только естественный, но и абсолютно необходимый компонент нашего всеобщего исцеления. Как и во всех организмах, болевая реакция существует для определенной цели - это сигнал предупреждения, после которого должно последовать неотложное лечение.
Таким образом, проблема состоит не в том, что мы испытывает боль за мир, а в том, что мы ее подавляем. Наши усилия, направленные на то, чтобы обойти или притупить ее (что в терминах теории систем означает попытку прервать циклическую обратную связь и блокировать эффективную ответную реакцию) являются тщетными.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ ПОДАВЛЕНИЯ
Никакая внешняя власть не заставляет нас молчать, по крайней мере в Северной Америке. Никакая физическая сила не мешает нам использовать наше мужество и творческий потенциал для защиты жизни на Земле. Что
же тогда мешает реакции как индивидуумов, так и всего общества? Давайте сначала обратимся к психологическим причинам подавления боли за мир, а затем к причинам, которые проистекают из экономических и социальных факторов.
Страх перед болью
Наша культура заставляет нас рассматривать боль как нарушение функций организма. У нас есть таблетки от головной боли, болей в пояснице, невралгии и предменструального напряжения - но не существует лекарства против боли за наш мир. Даже крепкие спиртные напитки здесь не помогают. Разрешить себе лелеять собственные страдания за мир не только болезненно, но и устрашающе; это угрожает нашей способности справляться с повседневной жизнью. Нас пугает, что, позволив себе в полной мере испытать эти чувства, мы можем впасть в депрессию, потерять контроль над собой или навсегда в них погрязнуть.
Боязнь отчаяния
Чувство всеобъемлющего смысла нашей жизни необходимо нам как кислород. Мы можем встретить и героически вынести тяжкие лишения, пока уверены в цели нашего существования, ценности наших действий, независимо от того, определяем ли мы их, подобно стоикам, как формирование собственной личности или, как первопоселенцы, создаем новую нацию. Но теперешний кризис, если мы смеем взглянуть на то, что он предвещает, представляет собой перспективы таких беспрецедентных потерь, которые угрожают превратить в бессмыслицу все, во что мы верим. Поэтому, чтобы не лишать наши жизни смысла, мы отворачиваемся. Мы боимся, что, как только мы признаемся в отчаянии, хотя бы самим себе - как только мы позволим себе его почувствовать,- мы будем морально парализованы.
Для людей верующих перспектива потерять надежду особенно страшна. «Бог не позволит, чтобы это случилось»,- думают или пытаются думать многие из нас, когда картины массового уничтожения всплывают в нашем сознании. Даже возможность простого приятия этих образов уже противоречит нашей вере в любящее и могучее божество и в само совершенство мироздания. Является ли чувство отчаяния признаком ненастоящей веры?
Все основные религии мира призывают нас открыться страданию, которое мы видим вокруг нас. Иудейские пророки, Иисус Христос, любой бодхисаттва или мусульманин, в сердце которого коренится чувство братства,- все они, как и носители других священных учений, взывают к такому состраданию. И все же мы постоянно забываем о призыве вобрать в себя муку нашего мира. Предполагая, что наш Бог, возможно, слишком слаб или слишком ограничен для того, чтобы охватить эту боль, неуверенные в том, что Бог встретит нас посреди этой тьмы, мы колеблемся, прежде чем позволить себе испытать ее, ибо не хотим чтобы наша вера была предана сомнению или оказалась фальшивой.

 
NPOДата: Неділя, 21.09.2008, 14:30 | Повідомлення # 2
Admin
Група: Администраторы
Повідомлень: 136
Нагороди: 1
Репутація: 2
Статус: Offline
Опасение показаться психически неполноценным
«Будь общительным». «Улыбайся». Наше общество приобщает нас к культу оптимизма. «Если вы не можете сказать что-либо хорошее, не говорите вообще ничего», увещевали нас с самого детства.
Жизнерадостная уверенность в будущем являлась признаком американского характера и была предметом национальной гордости. Желание подражать этому образу распространяется теперь в глобальной монокультуре, созданной транснациональными корпорациями. Преуспевающий человек, каким нам его представляют в рекламе и во время избирательных кампаний, преисполнен оптимизма. В таких условиях чувства муки и отчаяния за наш мир могут рассматриваться, как отсутствие уверенности в себе и необходимой компетентности.
Сомнение в собственном интеллекте
Многие из нас неохотно выражают свое беспокойство из-за опасения выказать свое невежество, вступая в споры, требующие недоступных нам фактов и цифр. Условия, определяющие наше существование, сложно переплетены и недоступны пониманию. Практика мировой экономики принуждает нас полагаться на экспертов - ученых, экономистов и политических деятелей, которые рассказывают нам об отсутствии связи между
ядерными станциями и раком молочной железы, распылением пестицидов и астмой, торговыми соглашениями и безработицей. Легко усомниться в собственных суждениях, особенно, когда многие согласны со всем, что происходит вокруг. Эта интеллектуальная робость, столь удобная для власть имущих, препятствует пониманию того, что наши переживания являются обоснованными.
Боязнь ощущения вины
Вряд ли кто-либо из нас, живущих в обществе индустриального роста, свободен от подозрения в том, что мы находимся в сговоре с людьми, причиняющими вред живым существам и всему живому телу Земли. Трудно участвовать в социальной и экономической жизни, не питаясь, не одеваясь и не передвигаясь за счет мира природы и благосостояния других людей.
Как пишет Питер Марин в эссе о нравственной боли: «Многие из нас страдают от неопределенного рудиментарного чувства предательства, неправильного поступка, не к месту и не вовремя сказанного «да» или «нет», общей вины, каким-то образом возложенной на нас, неудобства от того, что у нас есть два пальто, в то время как другие не имеют ни одного, или от того, что мы имеем слишком много, в то время как другие имеют слишком мало - но и это чувство со временем проходит, так же, как проходит и наша жизнь».
Мы несем в себе и остаточное чувство ответственности за массовые акции насилия, совершенного нашими правительствами. Наше наследие включает в себя огромное бремя - чувство вины за уничтожение коренного населения Америки, порабощение африканцев и притеснение их потомков, ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, Вьетнам и война в Персидском заливе, подавление освободительных движений в Центральной Америке, стимулирование продажи оружия на мировом рынке и поощряемая ЦРУ торговля наркотиками. Этот болезненный список можно продолжать. Мы же предпочитаем прятать мусор под ковриком, потому что нам крайне неприятно испытывать чувство вины - это абсолютно противоречит нашим представлениям о самих себе. У нас нет ни терпения, ни опыта для переживания коллективной вины, но мы можем учиться этому. Другие правительства - Канады, Южной Африки, Японии, Германии, Англии - сегодня показывают, что можно с достоинством признать моральную вину и что это действует исцеляюще. Но пока мы не научимся иметь дело с нашим чувством вины, мы будем от него отгораживаться - и таким образом спрячем нашу боль за мир под замок.
Опасение причинить неприятности
Боль за мир подавляется не только из-за смущения и чувства вины, но также и сострадания. Мы не хотим обременять наших любимых, наоборот, мы хотели бы оградить их от страданий, которые можем им причинить. Не желая, чтобы они волновались, мы сосредоточиваем свое внимание на повседневных делах. Для родителей это психологическое бремя особенно тяжело. Мы не хотим, чтобы наши дети были обеспокоены или напуганы, поскольку процессы их роста и обучения и так достаточно сложны. Наше глубокое желание не причинять им вреда может заставить нас попытаться защитить их от понимания и осознания того, что происходит с нашим миром.

Опасение показаться непатриотичным
Любовь к своей стране заложена в большинстве из нас глубже, чем это может показаться из-за выказываемых нами чувств разочарования и критики проводимой национальной политики. Эта любовь соткана из гордости и благодарности за нашу историю, героев и за саму землю. В Америке, созданной в свое время на утопических принципах, любовь к своей стране требует почти религиозной веры в предопределенность нашей общей судьбы, которая воплощает в себе осуществление всех человеческих мечтаний.
Испытывать чувство отчаяния при существующих в нашей стране условиях и при той роли, которую она играет в мире, кажется почти антиамериканским. Если мы выражаем подобные чувства, то не свидетельствует ли это о том, что у нас недостаточно жизненной уверенности, необходимой нам как нации для выживания в мире конкуренции. Многие политики хотели бы принудить нас к молчанию, к тому, чтобы мы не делились нашими страхами и сомнениями и не разрушали тем самым суть нашей национальной добродетели и нашего стремления к превосходству.
Принимая во внимание эти голоса, мы забываем о существенном элементе американского характера - способности высказываться, «говорить все, как есть». Еще во времена первых поселенцев находились те, кто отказывался молчать, те, которые вместе с Полом Ревером посылали сигнал тревоги, те, которые вместе с Патриком Генри призывали к непокорности, те, которые с Эммой Голдман, Мартином Лютером Кингом и бесчисленным множеством других людей своими откровенными высказываниями дали шанс будущему. Большинство этих людей подвергались критике современников и обвинениям в непатриотизме, но теперь мы понимаем, какую жизненно важную роль они сыграли в истории.
Опасение показаться слабым и чувствительным
Многие из нас воздерживаются от выражения своей глубокой озабоченности судьбой мира, чтобы не создавать впечатления, будто мы являемся рабами собственных чувств. На протяжении столетий преобладающая мужская культура белой расы отделяла рассудок от эмоций. Полагая, что реальность можно постичь «объективно», она отдавала приоритет аналитическим операциям сознания и недооценивала «субъективный» мир эмоций и интуиции. Несмотря на то что глубинная психология и теория систем давным-давно доказали порочность концепции «объективности», старые привычки дают о себе знать. Эмоционально окрашенные реакции воспринимаются как признак слабости, а невозмутимость как свидетельство силы. Многие из нас, выросшие и живущие в доминантном обществе, прячут свою боль за мир даже от самих себя. Мы часто (особенно в деловых ситуациях) опасаемся, что, выразив или хотя бы косвенно указав на нее, мы окажемся в глазах общества нестабильными и ненадежными элементами.
При существующих ныне условностях мужчины мучаются боязнью показаться более слабыми и чувствительными, чем женщины, но и те, в свою очередь, не свободны от этих чувств. Они часто воздерживаются от высказывания своих опасений, чтобы избежать покровительственного отношения к себе «как к женщине».

 
NPOДата: Неділя, 21.09.2008, 14:32 | Повідомлення # 3
Admin
Група: Администраторы
Повідомлень: 136
Нагороди: 1
Репутація: 2
Статус: Offline
Вера в обособленное «я»
Невозможно признать свою боль за мир, если мы, в сущности, рассматриваем себя отдельно от него. Индивидуалистические предрассудки западной культуры заставляют нас мыслить таким образом. То же самое утверждает и общепринятая аналитическая психология, полагая, что нами движут инстинкты борьбы и выживания, а наши страдания коренятся во внутренних психических дисбалансах. Психология и по сей день является наукой об отдельной душе. Несмотря на то что в последние десятилетия все больше внимания уделяется семейным отношениям, причиной их нарушения продолжают считать в основном саму семью, в то время как социальная, политическая и экологическая системы, в которых функционирует семья, почти полностью игнорируются.
Таким образом, люди приходят к заключению, что их чувства отчаяния гнева и страха за мир являются лишь отражением их собственных внутренних проблем. Если все наши побуждения эгоистичны, то наша скорбь о состоянии всего мира выступает как аномалия, как сигнал о каком-то персональном неврозе, результате детской травмы или остаточного стресса, вызванного отношениями с родителями и спроецированного на все общество. Таким образом, мы не склонны доверять нашим чувствам, вызванным общностью с другими живыми существами, и отвергаем эти чувства, как патологические. «Даже в лечебной группе,- пишет учитель,- я перестал упоминать о своих страхах перед ядерной войной. Другие говорили мне: «Зачем ты прячешься от жизни, создавая себе эти проблемы?»
Вынужденные в силу определенных условий воспринимать серьезно только те чувства, которые имеют отношение к нашим личным нуждам и потребностям, мы с трудом верим, что действительно можем воплощать страдания всего общества, всей нашей планеты и что это страдание реально и обоснованно.

Страх перед беспомощностью
Возможно, наиболее распространенную реакцию на какую-либо глобальную угрозу можно выразить следующим образом; «Я об этом не думаю, потому что все равно ничего не могу с этим поделать». Данное заключение неверно с точки зрения логики, поскольку в нем перепутано то, что можно чувствовать, с тем, что можно делать, и в то же время оно трагично, ибо, считая проблему настолько глобальной, что она не поддается разумному анализу или серьезному обсуждению, мы заранее обрекаем себя на поражение, как в мыслях так и в действиях, сопротивление болезненной для нас информации, в основе которого лежит мысль, что «мы все равно ничего не можем сделать», проистекает не столько из чувства беспомощности (как определенной способности влиять , на вещи), сколько из страха ощутить себя беспомощным.
В западной культуре превалирует эгоцентристская идея: «Я - хозяин своей судьбы и капитан своей души». Она не позволяет нам адекватно рассматривать проблемы, которые не дают забыть о том, что мы все-таки не в полной мере властны над своими жизнями. Мы чувствуем, что должны полностью контролировать наши жизни и эмоции, знать ответы на все вопросы, и поэтому склонны ограничивать сферу своего внимания теми аспектами бытия, над которыми мы, по нашему мнению, можем осуществлять полный контроль. И это становится реализацией нашего предсказания: чем уже сфера нашего внимания, тем меньше сфера нашего влияния.
Мы становимся именно такими беспомощными, какими боялись стать.

 
Форум » Глубинная экология » Глубинная экология » Боль за Мир (Нужна ли боль? Глубинная экология. Тема 3)
Сторінка 1 з 11
Пошук: